Яндекс.Метрика
Слушать
«FM на Дону»
105.2 FM
Смотреть передачи
ТК ПРИМИУСЬЕ

Настоящая история Ирины и ее дочери

После опубликованного в номере 4 рассказа жительницы Примиусья Анны «Слеза одного ребенка», в редакцию обратились с письмом ее родственники, попросившие рассказать всем свою версию этой истории.

 

Здравствуйте, редакция!

Нас зовут Наталья и Николай.

Мы – тетя и родной папа умершей Ирины, двоюродная бабушка и родной дед ее дочки, Олечки. Девочки, которая сейчас живет со своим отцом в его семье.

И мы хотим рассказать всем нашу историю. Чтобы обелить память умершего человека, которого несправедливо обидела собственная мать. И у нас имеются к этому рассказу все подтверждающие документы.

Как думаете, если ребенок в детстве недополучает ласки и любви сполна, будет ли в его жизни все нормально, все хорошо? Вырастет ли он счастливым? Наша Ирина не получила сполна материнской любви.

Жизнь ее была трудной. И характер тоже был трудным, это правда.Но она была все-таки замечательным человеком. Добрым, умным и трудолюбивым. Потому что глупого и ленивого не возьмут к себе сначала на практику уже на третьем курсе вуза, а потом и на работу. А ее взяли в одно из важнейших, крупнейших предприятий в Ростове-на-Дону. Она там стала одним из лучших специалистов за то время, пока работала! Ее не раз отправляли за счет организации на учебу в Москву. Премировали за отличную работу и награждали дипломами. А когда она серьезно заболела и боролась за свою жизнь, поддерживали в коллективе как могли…

У Ирины была дочь. Как уж там получилось, и почему она не вышла замуж за Петра, отца своей дочки, Ирина никогда не говорила. Но девочка родилась, и Ирина вынуждена была оставить ее на воспитании у своей матери, потому что должна была сама зарабатывать деньги – кормить, обувать, одевать и обеспечивать семью. Ведь надеяться ей, как и большинству из нас, было не на кого… Мать ее, Анна, оставив должность с минимальной зарплатой, пошла в декретный отпуск и оказалась на полном обеспечении у своей дочери.

Ирина настолько хотела дать родным самое лучшее, что буквально все в доме ее мамы было куплено за ее зарплату: не только вещи дочки, но и бытовая техника, мебель, даже ремонт. По любому поводу, например, сломался в доме кран, Анна звонила Ирине, и та перечисляла деньги на покупку нового.

Трудно давать оценку материнским чувствам моей сестры и бывшей жены Николая. По нашему личному мнению, их, в надлежащем качестве, просто не было. Мама Ирины, получив источник дохода, ежемесячно обеспечивающий ее и внучку, устраивала свою личную жизнь. А вот самой Ирине в этой новой жизни не было места. Например, она не могла даже просто так приехать к себе домой, чтобы увидеться с родной дочерью. Потому что ее визиты не нравились мужьям ее матери. Оттого и виделись они, в основном, в Ростове, куда сама Анна возила внучку на свидания с Ириной. Сохранилось огромное количество фотографий тех времен, и все они – из Ростова. И почти на всех – Анна с внучкой. Ирину, бравшую дочь на руки, просто некому было сфотографировать…

Не раз и ни два она порывалась забрать маленькую девочку от матери к себе в Ростов, но та каждый раз уговаривала ее не делать этого, потому что, якобы, в большом городе внучке будет хуже, да и присмотреть, случись что, там за ней некому. Ирина сдавалась и отступала…

А потом она попала в больницу, где ей экстренно сделали операцию. Банальную операцию, каких сотни и тысячи делается каждый день по всей стране. Но только Ирине не повезло. Как потом признали другие врачи, была совершена грубейшая врачебная ошибка, в результате которой послеоперационная рана не заживала. Когда Ирина обратилась за помощью к другим докторам – те сразу отправили ее в онкологию.

И там начался настоящий ад. Можете себе представить психологическое состояние молодой женщины, которую из-за тяжести предстоящей операции и перспективы возможных осложнений в ходе нее, врачи никак не могут прооперировать? Когда вообще неизвестны были точные сроки этой операции, и ее исход, а состояние здоровья Ирины каждый день ухудшалось?

В этом состоянии для любого человека крайне важна поддержка родных. Особенно матери, которая не только мать, но и, что немало важно, женщина. Ирина, хотя и прекрасно общалась с отцом, в вопросе болезни стыдилась обсуждать с ним свою ситуацию именно по причине того, что он был мужчиной. Но именно материнской поддержки Ирина и оказалась, по факту, лишена.

Ее мама зачастую вообще не интересовалась ее проблемами. Не возила Ирину на операции. Не присутствовала в больнице, не интересовалась у врачей после, как они прошли. Не хотела навещать свою дочку в больничной палате.

Так было не всегда. Но, когда Анна все-таки принимала участие в судьбе Ирины, получалось еще хуже. Потому что они с Ирочкой постоянно ссорились и выясняли отношения. Одна молила о любви и поддержке, а другая не в состоянии была ей дать эту любовь и эту поддержку…

А потом – Ира была такая аккуратистка! У нее, даже когда она едва ходила, все всегда было очень чистое. Беленькие, кипейные наволочки, простыни – все выстирано, отглажено. Когда мать сразу после операции принесла ей надеть на изрезанное врачами тело купленный на рынке, ни разу не стиранный и не глаженный новый халат, который неизвестно где «катался», Ирина устроила скандал. И таких скандалов было множество.

Можно все понять. И психологическое состояние. И трудный характер. Какие-то давние обиды. Но неужели было настолько трудно пожалеть тяжело больного человека? Пожалеть, просто сварив ему куриную печень, которую он просил, а не заставлять Ирину есть жареные сальники, которые так любил очередной муж? Пожалеть, не заставляя дочку саму таскать по больничным этажам тяжеленые сумки с личными вещами? Пожалеть, надев на ноги и зашнуровав кроссовки «распанаханной» сверху до низу и слева на право женщине? Просто пожалеть свое умирающее дитя…

Ведь в итоге мне, тетке, отцу Ирины и другим нашим родственникам пришлось взять на себя большую часть всех забот и проблем. Утешать, разговаривать, помогать… Нам не трудно – мы выполнили свой долг. Но зачем родной матери публично обсуждать в газете дочь, которая умерла, и сообщать всем и каждому, какой она была плохой? Зачем матери наговаривать напраслину на своего ребенка? Зачем это матери, которая и во время болезни дочери жила – ела, пила и делала ремонты – за ее счет?

И даже несмотря на все скандалы, на равнодушие, на всю боль, Ирина все равно тянулась в родной дом, к маме! Она приехала после операции туда жить, чтобы уезжать только на курсы химиотерапии. Может быть, потому что, как все дети, верила: родную мать ребенку ничто не заменит…

И, конечно, опять началось тоже, что и раньше. Ирина начала мешать Анне жить жизнью свободной, обеспеченной женщины с ребенком, к которой та привыкла за последние годы. В родном доме Ирина не смогла найти в своей болезни ни покоя, ни утешения, ни поддержки, ни помощи…

Да, в итоге она однажды набросилась на родную мать с ремнем. Но ведь та прежде ударила, очень сильно ударила ее! Сама прежде ударила низенькую, щупленькую, похудевшую после всех «химий» женщину, едва стоящую на ногах…

Когда родная мать просто бросила Ирину одну в пустой квартире, та собрала вещи и уехала в Ростов, опять выйдя на работу. Потому что, здоров ты или болен, деньги, в том числе и на лечение, и на содержание дочки, сами не придут. И я, и Иринин отец убеждали ее остаться дома, не выходить на работу. Но она все равно настояла на своем…

Она хотела жить. Мечтала выздороветь, забрать к себе дочь и самой ее воспитывать. Даже подала заявление в банк на ипотечный кредит.

Ни Ирининому отцу, ни тем более мне, тете, ни один врач никогда не говорил, в каком она состоянии. Это запрещено законом. Там, в больнице, даже медкарты передаются из кабинета в кабинет только в наглухо заклеенных конвертах. Не говорила нам о своем состоянии и сама Ирина. А мы – мы просто не могли, не отваживались спросить у нее сами про такой ужас…

Она жила и работала до тех пор, пока ей не стало плохо однажды утром. Вызвала скорую, ее отвезли в больницу. Признали отек легких… Когда мы, наконец, смогли добраться до Иры, выяснилось, что отек легких – это никакой не отек, а множественные метастазы. И что отсчет оставшейся Ирине жизни пошел буквально на дни… Химиотерапия оказалась бессильна.

Увы, родная мама Ирины тоже оказалась бессильна. Мы – я и Николай – забрали Ирину домой. К родному отцу. В его доме она и умерла…

Вы будете смеяться, мама Ирины не пришла к ней даже на ее похороны! Зато на почтовом штемпеле документов, поданных Анной на оформление опеки над несовершеннолетней, красовалась именно дата Ирининых похорон. Как говорится, кто о чем думал в тот момент…

Маленькую дочь Ирины никто не собирался отбирать у родной бабушки. Отец ребенка, Петр, с самого начала был настроен на то, чтобы как можно меньше травмировать психику девочки и не лишать ее общения с теми, кого ребенок знал и любил всю свою сознательную жизнь.

Единственное условие Петра – он хотел видеться с дочкой, общаться, принимать участие в ее жизни, брать ее иногда к себе домой, чтобы она могла подружиться с другими детьми в его семье – у него есть еще две девочки: родная дочь и дочка от первого бракаего супруги.

Но ведь бабушка сама стала чинить препятствия общению Петра и его дочери. Петя приезжает – никого нет дома. Телефон бабушки не отвечает. И так далее… Чем дальше – тем хуже.

Причем, эти препятствия возникли именно со стороны Анны. И Николай, и я, и все наши родственники до сих пор в прекрасных отношениях с Петром и его семьей! Ведь они – вполне адекватные, доброжелательные люди. Со здравым подходом к жизни, устроенные, обеспеченные, любят нашу девочку. Чего же еще надо? Если ребенок нужен родному отцу, который хочет о нем заботиться, что в этом плохого?

Почему родной папа маленькой девочки был вынужден через суд «выбивать» возможность общаться со своим ребенком? Ведь эту возможность родная бабушка ни за что не хотела ему предоставлять! А в момент, когда приставы вызвали Анну к себе, чтобы исполнить решение суда, она вообще устроила дикую сцену с истерикой и криками, до ужаса напугав свою внучку.

Напоследок хотелось бы сказать еще вот о чем. Мы до сих пор свободно общаемся с ребенком, ездим в гости в Ростов, Петр не чинит нам в этом никаких препятствий никому из нас. Наша маленькая девочка – очень веселая, она уже вполне освоилась в своей новой семье. Думаю, это еще и потому, что она – средний ребенок. И ей есть, о чем пообщаться и со своей старшей сестричкой, и со своей младшей. Ведь дети очень быстро находят общий язык!

Дочка Ирины не только посещает общеобразовательную школу – ее водят на занятия музыкой, английским языком и на изобразительное искусство. Последний раз она с гордостью показывала мне и своему дедушке свои рисунки. И играла на фортепиано. А потом демонстрировала мягкую игрушку, которую получила за успехи в английском.

Она без какого-то страха или внутреннего напряжения берет за руки своего отца, играет с ним, позволяет себя кружить по комнате. Она хорошо общается с супругой Петра. Никто ее не обижает, ни в чем не притесняет – мы специально это выясняли.

И, знаете что? Лично мне кажется, что ребенок, который до этого ничего не знал, кроме дома и бабушки, вдруг увидел, что мир может быть гораздо больше и шире. Что в этом мире есть много ярких, интересных, увлекательных вещей и новых, положительных впечатлений. Что в нем есть радость, дружба, другие дети, общение с ними. Общение с сестрами, которых у этого ребенка, выросшего в одиночестве, никогда не было. Есть разносторонние интересы. Есть множество взрослых людей, которые могут помочь и чему-то хорошему научить. Научить, как понимать себя и быть счастливой в этом мире.

Показать, как хорошо быть просто дочкой папы, который тебя любит. И который всегда с тобой. И может купить тебе давно желанную игрушку, которую ты попросишь…

Я думаю, ребенок просто понял все это и оценил. И он счастлив по-своему жить своей новой детской жизнью. Настолько, конечно, насколько может быть счастлив ребенок, увы, потерявший родную маму…

Мы очень надеемся, что Иринка, наблюдая за своей дочкой, тоже счастлива там, на небесах.

А Анна? На сегодняшний день существует вступившее в законную силу решение суда, запрещающее ей приближаться к внучке до тех пор, пока она не пройдет с детским психологом назначенное судом количество занятий. После прохождения которых никто не будет чинить ей в общении с родной внучкой никаких препятствий…

Вот и вся наша история, так, как она есть.

Надеемся, все разговоры и пересуды о нашей семье, и, особенно, об Ирине, царство ей небесное, после опубликования будут исчерпаны.

С уважением ко всем, Наталья и Николай

Все статьи

Комментарии пользователей

ОтменитьДобавить комментарий

Ваше имя:
Комментарий:
Написать нам
Оцените уровень дохода вашей семьи

Денег не всегда хватает даже на еду
Денег хватает только на еду
Денег хватает на еду и минимум одежды
Денег хватает на еду, одежду и развлечения
Денег хватает на покупку крупной бытовой техники и путешествия
Денег хватает на покупку автомобиля
Денег хватает на покупку квартиры

Комментировать

Новости

20.07.2018 Отчётная неделя в М-Курганском сельском поселении
В районе завершились отчёты глав сельских поселений о проделанной за первое полугодие работе.
20.07.2018 Завершился ремонт дома
В Матвеевом Кургане завершился капитальный ремонт 16-квартирного дома по улице Почтовой.
20.07.2018 Жарко даже в воде
В Азовском море, где ученые отмечают гибель рыбы, объявлен заморный период
20.07.2018 Обернуться вперёд, чтобы понять поэта...
19 июля, в день 125-летия со дня рождения В. Маяковского, Межпоселенческая центральная библиотека с. Покровское провела библиоплэнер «Маяковский - Forever».
20.07.2018 Содействие в трудоустройстве
...и в определении с выбором будущей профессии подросткам Матвеево-Курганского района
19.07.2018 Срок до конца года
Кто обязан установить газовый счётчик
Все новости
Расписание электричек