Яндекс.Метрика
Слушать
«FM на Дону»
105.2 FM
Смотреть передачи
ТК ПРИМИУСЬЕ

Даривший тепло

«Дед, иди кино смотреть про войну», – «Я насмотрелся…», - отвечал ветеран Василий Константинович Авдеенко. Он никогда ничего не рассказывал о войне, но тайком написал воспоминания и сам напечатал их на машинке. Всего две с половиной страницы – а сколько невероятных поворотов в жизни. Написана автобиография разговорным языком простого сельского человека – узял, учера, зострел... Но именно благодаря привычной местной речи, когда читаешь, перед глазами живо возникают описываемые события.
Покровчане, которые учились в средней школе в 60-х годах, наверняка, помнят его, хотя он не был учителем. От его работы в холода зависел комфорт всех обитателей школы – он был кочегаром.
Родился Василий Константинович в 1915 году. Он был старшим из детей Авдеенко Константина Ивановича и Надежды Ивановны. В семье было еще два сына – Григорий и Иван, и две дочери – Тамара и Варвара.
В 1927 году Василий закончил два с половиной класса. Учиться было некогда, надо было пахать и сеять. В 1932 г. окончил ремесленное училище и пошел работать плотником на почту в Таганроге. Потом вернулся в Покровское и освоил еще немало профессий - ремонтировал молотилки, работал мотористом, был учеником токаря, учился на шофера. За добросовестный труд не раз получал премию. В 1938 году подошел срок служить, но его не взяли в армию из-за отсутствия многих зубов. Но он с этим не смирился, взял стахановские справки и поехал в Таганрог в клуб комбайностроителя. Там его зачислили в ряды НКВД в г. Саратов, где он прошел карантин и был отправлен в Куйбышев в школу младших командиров. Там и зубы ставили. Вернулся в Саратов, где назначили завгаражом в хозвзвод. В 1939 должен был уже уволиться, но пришло постановление, что младшие командиры должны служить 3 года.
Домой вернулся в январе 1941 года. Приглашали работать в НКВД, в милицию, но он выбрал более спокойную должность – в колхозе мотористом. Но спокойствие продолжалось недолго. Началась мобилизация. О дальнейших событиях Василий Авдеенко пишет так (текст сокращен и немного отредактирован):
«30 июня мне дали из Б.-Неклиновки автомашину полуторку Калинина Ивана и я поехал в Таганрог. Там погрузились на платформы и прямо в Киев. Оттуда нас послали за Белую Церковь возить снаряды. Через неделю мою машину при бомбежке разбило. Киевский военкомат дал мне санитарную, и я возил раненых из Белой Церкви в Киев. Потом был приказ сдать санитарную и ехать на передовую за Белую Церковь. Там надо было вытащить немецкий танк. Я, еще 2 солдата и лейтенант под огнем вытащили танк и притащили его в Дарницу. Остались в Дарнице ремонтировать автомашины…
Потом мы начали отступать на Харьков. В одном селе сбилось много наших машин, скота и людей. Солдаты и вольные, много было раненых. Впереди был мост взорванный, а по сторонам болото с трясиной. Нам некуда было отступать. Больших командиров не было, и мы там застряли дней на пять. Потом какой-то майор заставил разбирать машины и делать переправу, но некогда уже было. Начали бить с 3-х сторон минами и фугасными снарядами и шрапнелью, половина села горело, и машины с горючим и боеприпасами взрывались. Ночь и второй день сплошь все горело. Мы тогда направились через болото с правой стороны, где начали делать переправу. Болото было 5 км. Переправа не больше 100 м. Майор командовал, чтобы здоровые 2 человека брали 1 человека больного. Но там и здоровые не все переходили… Перешли в лес, прошли метров 100, попалась поляна, мы решили подсушиться, разделись, барахло развесили на кустарники, а сами стоим голые. Было это в октябре, прохладно. И вдруг автоматчики по нам… Мы - за барахло и за винтовки и через поляну до второго леса убежали в чем мать родила…
Бродили точно как овцы и попали на один остров и были там дней 10. За это время к нам перебралась одна лошадь, и мы ее полусырую съели, продуктов не было никаких.
Потом забрали нас немцы и погнали через Киев на Житомир. За Киевом ремонтировали мост, там рабочие выбросили кошелку из чакана. Я подобрал ее и с ней вышел из строя. Немец не видел этого, потом обернулся и посчитал, что я из гражданских, и отогнал меня от строя. Я ушел, но недалеко, забрали в Белую Церковь в концлагерь. Там стояло 3 корпуса 5–этажных и в каждом этаже по 3 ряда нар.
Мне возле проволоки попался кусок доски. Я взял и подставил под проволоку внизу и прокатился под ней, вытащил доску и подставил под другую, так как провода были в два ряда, и ушел, но через две недели меня привезли поездом опять сюда. Здесь я встретил Павла Качана…
Меня взяли на работу – через улицу носить кирпичи. Я самый первый отнес и вышел со двора и быстро заскочил к соседке в коридор. Через время еще один заскочил. Хозяйка услышала, что мы заскочили, открыла из хаты дверь и сказала, что у нее вчера здесь 3 человека застрелили.Я немного растерялся, потом быстро вышел. Возле калиточки стоял немец и комендант, я осторожно боком прошел. Меня спасало то, что я был в комбинезоне и в куфайке, а не в военной форме, так как я был шофером. Правда, подсподом у меня были брюки и гимнастерка. Я зашел до одной тетки, она меня накормила и дала старенький плащ…
В селе Гельмязово меня пустил учитель. Утром я спросил портянок у хозяйки, она сказала, что подоит корову, тогда найдет. Я одел брюки с красными кантами и гимнастерку, и тут зашел немец за молоком… Глянул на меня и говорит, что партизан… Отвели в комендатуру. Просидел 8 суток… Потом взяли на работу. И я там работал под фамилией Кириченко Василий.
Потом всех пленных забрали в лагерь на ст. Грибенко, оттуда я убежал через забор, меня поймали и привезли в Харьков, там работали - делали заклепки, оттуда я ушел и за 12 дней пришел в Покровку.
Здесь нас гоняли на окопы, а когда русские отрезали немцев, меня опять призвали в армию. Вместе с другими начали гнать немцев с села Мелентьевой и освобождали Жданов, Мелитополь. В лоб мы не взяли, тогда пошли в обход левей, там пришлось трудно, по 3 раза в день прорывали оборону, но немец нас гнал танками, у нас даже гранат не было. И он наши окопы утюжил, и 3 человека были заживо зарыты. Мы потом откопали, один здорово пострадал, ребра ему поломало. Потом подтянули артиллерию, говорили, что 2800 пушек и катюши вдобавок. С дня сделали ночь. Мы в это время закидали противотанковый ров и тогда пошли без всякого, впереди танки и мы за ними по направлению г. Каховка. Там я был пулеметчиком. Один раз много немцев наступало и я с Василием Симинченко отогнали, и за это дали медаль «За отвагу» и гвардейский значок. Потом меня ранило в голову, отправили в госпиталь в Мелитополь, оттуда эвакуировали в Таганрог, потом в Тбилиси. Потом был Новочеркасский пересыльный и 3 госпиталя, и дали полную отсрочку…».

Из наградного листа красноармейца 625-го сп 221-й сд Василия Авдеенко, награжденного медалью «За отвагу»: «За проявленное мужество и смелость в боях с 20.09.1943 по 28.09.43 в районе села Мордвиновка, находясь все время в первых рядах, прорываясь в тыл к противнику, разгонял подвижные группы противника. Убил из винтовки 4-х солдат и захватил винтовку, гранату и 30 патронов противника».

Младший брат Василия Григорий (на 2-м фото) тоже ушел на фронт в 1941 году. В 1944 году домой пришла похоронка. А в 1947 году Григорий вернулся домой. Из рассказов его племянников – он был моряком, воевал под Ленинградом, в атаке его ранило - ногу миной разорвало, санитарка спасла. Его через Ладогу отправили на Урал... После войны жил и работал в Таганроге. А в Книгу Памяти так и внесен как пропавший без вести.
В 1985 году оба брата – Василий и Григорий были награждены юбилейными орденами Отечественной войны II степени.

В 1946 году Василий Константинович взял в жены Миланью Тихоновну в девичестве Щупляк. Для ее 4-летнего сына Гавриила он заменил не вернувшегося с фронта отца - Михаила Яковлевича Лешкова (на 3-м фото). Так фамилия Михаила Яковлевича написана в военных документах, а у Гавриила фамилию записали Ляшко.
Родилось в семье Василия и Миланьи еще 4 сына – Федор, Евгений, Павел, Виталий и дочь Александра. Василий строил дом, занимался огородом, держал хозяйство. Работал стрелочником на ст. Харцызск, в М.Курган, в Покровском на заготзерно охранником, в раймаге, в РК ВКПб, в больнице кочегаром, в универмаге сторожил и кочегарил. В 1960 году он перешел работать в среднюю школу и работал там до 1966 (на фото - у школьной кочегарной). Потом еще 4 года трудился на Красном Котельщике. С 55 лет как инвалид войны ушел на пенсию.
Умер Василий Константинович в 2002 году. Но жизнь Василия Авдеенко продолжается в детях и внуках, которые любят и помнят своего скромного и трудолюбивого отца и деда, дарившего всем тепло и в прямом, и в переносном смысле.
История большой семьи Авдеенко богатая. В их роду переплелись корни многих покровских фамилий. И в каждой семье были участники войны. Поэтому, возможно, продолжение следует.

Л. Валухова. Фото из архива семьи Авдеенко.

Все статьи

Комментарии пользователей

ОтменитьДобавить комментарий

Ваше имя:
Комментарий:
Написать нам
Оцените уровень дохода вашей семьи

Денег не всегда хватает даже на еду
Денег хватает только на еду
Денег хватает на еду и минимум одежды
Денег хватает на еду, одежду и развлечения
Денег хватает на покупку крупной бытовой техники и путешествия
Денег хватает на покупку автомобиля
Денег хватает на покупку квартиры

Комментировать

Новости

17.08.2018 «Музыка души» на «Покровском Бульваре»
11 августа на «Покровском Бульваре» прошел районный фестиваль-конкурс «Музыка души»
16.08.2018 Серьезное обвинение
Таганроженка обвиняет Неклиновскую летную школу в финансовых махинациях
16.08.2018 «Народная рыбалка-2018»
В Ростовской области пройдёт фестиваль «Народная рыбалка-2018»
16.08.2018 «Голосуем всей семьей»
На выборах 9 сентября юным жителям Ростовской области будут дарить подарки
15.08.2018 В честь освобождения Куйбышевского района
Селу Куйбышево было присвоено звание «Рубеж воинской доблести»
15.08.2018 Один вопрос
В Ростовской области зарегистрирована заявка на референдум за отмену пенсионной реформы
Все новости
Расписание электричек