Розыгрыш
Яндекс.Метрика
Слушать
«FM на Дону»
105.2 FM
Смотреть передачи
ТК ПРИМИУСЬЕ

Даривший тепло

«Дед, иди кино смотреть про войну», – «Я насмотрелся…», - отвечал ветеран Василий Константинович Авдеенко. Он никогда ничего не рассказывал о войне, но тайком написал воспоминания и сам напечатал их на машинке. Всего две с половиной страницы – а сколько невероятных поворотов в жизни. Написана автобиография разговорным языком простого сельского человека – узял, учера, зострел... Но именно благодаря привычной местной речи, когда читаешь, перед глазами живо возникают описываемые события.
Покровчане, которые учились в средней школе в 60-х годах, наверняка, помнят его, хотя он не был учителем. От его работы в холода зависел комфорт всех обитателей школы – он был кочегаром.
Родился Василий Константинович в 1915 году. Он был старшим из детей Авдеенко Константина Ивановича и Надежды Ивановны. В семье было еще два сына – Григорий и Иван, и две дочери – Тамара и Варвара.
В 1927 году Василий закончил два с половиной класса. Учиться было некогда, надо было пахать и сеять. В 1932 г. окончил ремесленное училище и пошел работать плотником на почту в Таганроге. Потом вернулся в Покровское и освоил еще немало профессий - ремонтировал молотилки, работал мотористом, был учеником токаря, учился на шофера. За добросовестный труд не раз получал премию. В 1938 году подошел срок служить, но его не взяли в армию из-за отсутствия многих зубов. Но он с этим не смирился, взял стахановские справки и поехал в Таганрог в клуб комбайностроителя. Там его зачислили в ряды НКВД в г. Саратов, где он прошел карантин и был отправлен в Куйбышев в школу младших командиров. Там и зубы ставили. Вернулся в Саратов, где назначили завгаражом в хозвзвод. В 1939 должен был уже уволиться, но пришло постановление, что младшие командиры должны служить 3 года.
Домой вернулся в январе 1941 года. Приглашали работать в НКВД, в милицию, но он выбрал более спокойную должность – в колхозе мотористом. Но спокойствие продолжалось недолго. Началась мобилизация. О дальнейших событиях Василий Авдеенко пишет так (текст сокращен и немного отредактирован):
«30 июня мне дали из Б.-Неклиновки автомашину полуторку Калинина Ивана и я поехал в Таганрог. Там погрузились на платформы и прямо в Киев. Оттуда нас послали за Белую Церковь возить снаряды. Через неделю мою машину при бомбежке разбило. Киевский военкомат дал мне санитарную, и я возил раненых из Белой Церкви в Киев. Потом был приказ сдать санитарную и ехать на передовую за Белую Церковь. Там надо было вытащить немецкий танк. Я, еще 2 солдата и лейтенант под огнем вытащили танк и притащили его в Дарницу. Остались в Дарнице ремонтировать автомашины…
Потом мы начали отступать на Харьков. В одном селе сбилось много наших машин, скота и людей. Солдаты и вольные, много было раненых. Впереди был мост взорванный, а по сторонам болото с трясиной. Нам некуда было отступать. Больших командиров не было, и мы там застряли дней на пять. Потом какой-то майор заставил разбирать машины и делать переправу, но некогда уже было. Начали бить с 3-х сторон минами и фугасными снарядами и шрапнелью, половина села горело, и машины с горючим и боеприпасами взрывались. Ночь и второй день сплошь все горело. Мы тогда направились через болото с правой стороны, где начали делать переправу. Болото было 5 км. Переправа не больше 100 м. Майор командовал, чтобы здоровые 2 человека брали 1 человека больного. Но там и здоровые не все переходили… Перешли в лес, прошли метров 100, попалась поляна, мы решили подсушиться, разделись, барахло развесили на кустарники, а сами стоим голые. Было это в октябре, прохладно. И вдруг автоматчики по нам… Мы - за барахло и за винтовки и через поляну до второго леса убежали в чем мать родила…
Бродили точно как овцы и попали на один остров и были там дней 10. За это время к нам перебралась одна лошадь, и мы ее полусырую съели, продуктов не было никаких.
Потом забрали нас немцы и погнали через Киев на Житомир. За Киевом ремонтировали мост, там рабочие выбросили кошелку из чакана. Я подобрал ее и с ней вышел из строя. Немец не видел этого, потом обернулся и посчитал, что я из гражданских, и отогнал меня от строя. Я ушел, но недалеко, забрали в Белую Церковь в концлагерь. Там стояло 3 корпуса 5–этажных и в каждом этаже по 3 ряда нар.
Мне возле проволоки попался кусок доски. Я взял и подставил под проволоку внизу и прокатился под ней, вытащил доску и подставил под другую, так как провода были в два ряда, и ушел, но через две недели меня привезли поездом опять сюда. Здесь я встретил Павла Качана…
Меня взяли на работу – через улицу носить кирпичи. Я самый первый отнес и вышел со двора и быстро заскочил к соседке в коридор. Через время еще один заскочил. Хозяйка услышала, что мы заскочили, открыла из хаты дверь и сказала, что у нее вчера здесь 3 человека застрелили.Я немного растерялся, потом быстро вышел. Возле калиточки стоял немец и комендант, я осторожно боком прошел. Меня спасало то, что я был в комбинезоне и в куфайке, а не в военной форме, так как я был шофером. Правда, подсподом у меня были брюки и гимнастерка. Я зашел до одной тетки, она меня накормила и дала старенький плащ…
В селе Гельмязово меня пустил учитель. Утром я спросил портянок у хозяйки, она сказала, что подоит корову, тогда найдет. Я одел брюки с красными кантами и гимнастерку, и тут зашел немец за молоком… Глянул на меня и говорит, что партизан… Отвели в комендатуру. Просидел 8 суток… Потом взяли на работу. И я там работал под фамилией Кириченко Василий.
Потом всех пленных забрали в лагерь на ст. Грибенко, оттуда я убежал через забор, меня поймали и привезли в Харьков, там работали - делали заклепки, оттуда я ушел и за 12 дней пришел в Покровку.
Здесь нас гоняли на окопы, а когда русские отрезали немцев, меня опять призвали в армию. Вместе с другими начали гнать немцев с села Мелентьевой и освобождали Жданов, Мелитополь. В лоб мы не взяли, тогда пошли в обход левей, там пришлось трудно, по 3 раза в день прорывали оборону, но немец нас гнал танками, у нас даже гранат не было. И он наши окопы утюжил, и 3 человека были заживо зарыты. Мы потом откопали, один здорово пострадал, ребра ему поломало. Потом подтянули артиллерию, говорили, что 2800 пушек и катюши вдобавок. С дня сделали ночь. Мы в это время закидали противотанковый ров и тогда пошли без всякого, впереди танки и мы за ними по направлению г. Каховка. Там я был пулеметчиком. Один раз много немцев наступало и я с Василием Симинченко отогнали, и за это дали медаль «За отвагу» и гвардейский значок. Потом меня ранило в голову, отправили в госпиталь в Мелитополь, оттуда эвакуировали в Таганрог, потом в Тбилиси. Потом был Новочеркасский пересыльный и 3 госпиталя, и дали полную отсрочку…».

Из наградного листа красноармейца 625-го сп 221-й сд Василия Авдеенко, награжденного медалью «За отвагу»: «За проявленное мужество и смелость в боях с 20.09.1943 по 28.09.43 в районе села Мордвиновка, находясь все время в первых рядах, прорываясь в тыл к противнику, разгонял подвижные группы противника. Убил из винтовки 4-х солдат и захватил винтовку, гранату и 30 патронов противника».

Младший брат Василия Григорий (на 2-м фото) тоже ушел на фронт в 1941 году. В 1944 году домой пришла похоронка. А в 1947 году Григорий вернулся домой. Из рассказов его племянников – он был моряком, воевал под Ленинградом, в атаке его ранило - ногу миной разорвало, санитарка спасла. Его через Ладогу отправили на Урал... После войны жил и работал в Таганроге. А в Книгу Памяти так и внесен как пропавший без вести.
В 1985 году оба брата – Василий и Григорий были награждены юбилейными орденами Отечественной войны II степени.

В 1946 году Василий Константинович взял в жены Миланью Тихоновну в девичестве Щупляк. Для ее 4-летнего сына Гавриила он заменил не вернувшегося с фронта отца - Михаила Яковлевича Лешкова (на 3-м фото). Так фамилия Михаила Яковлевича написана в военных документах, а у Гавриила фамилию записали Ляшко.
Родилось в семье Василия и Миланьи еще 4 сына – Федор, Евгений, Павел, Виталий и дочь Александра. Василий строил дом, занимался огородом, держал хозяйство. Работал стрелочником на ст. Харцызск, в М.Курган, в Покровском на заготзерно охранником, в раймаге, в РК ВКПб, в больнице кочегаром, в универмаге сторожил и кочегарил. В 1960 году он перешел работать в среднюю школу и работал там до 1966 (на фото - у школьной кочегарной). Потом еще 4 года трудился на Красном Котельщике. С 55 лет как инвалид войны ушел на пенсию.
Умер Василий Константинович в 2002 году. Но жизнь Василия Авдеенко продолжается в детях и внуках, которые любят и помнят своего скромного и трудолюбивого отца и деда, дарившего всем тепло и в прямом, и в переносном смысле.
История большой семьи Авдеенко богатая. В их роду переплелись корни многих покровских фамилий. И в каждой семье были участники войны. Поэтому, возможно, продолжение следует.

Л. Валухова. Фото из архива семьи Авдеенко.

Все статьи

Комментарии пользователей

ОтменитьДобавить комментарий

Ваше имя:
Комментарий:
Написать нам
Какой вид рекламы вас больше всего раздражает?

Наружная реклама (на плакатах, фасадах зданий)
Реклама на радио
Реклама на ТВ
Промо-акции (раздача листовок в общественных местах)
Интернет-реклама (баннерная, спам)
Косвенная реклама (упоминание товара в статьях, интервью, кинофильмах)
Никакая, спокойно отношусь к рекламе

Комментировать

Новости

18.01.2019 «Святочный переполох»
Со спектакля под таким названием начался год Театра в Самбекском ДК.
18.01.2019 А тротуары нам почистят инопланетяне…
Покровчане жалуются на состояние своих тротуаров и дорог в зимний период.
18.01.2019 Ну, хоть живы остались
В Неклиновском районе накануне, 17 января, случился пожар, в ходе которого пострадали люди.
18.01.2019 Историческая экскурсия
Ученики Большекрепинской средней школы побывали в интерактивном музее "Россия - Моя История"
17.01.2019 Сало вне закона
О возврате подконтрольного груза без документов на территорию Украины
17.01.2019 Новогодний калейдоскоп
Основная череда новогодних праздников осталась позади, но настроение ещё новогоднее, ведь до самого Крещения будут продолжаться Святки.
Все новости
Расписание электричек